Оге Стен Нильсен (Ammunition, экс-Wig Wam): «Лучшее время — это сейчас»

Когда Тони Кэйри в недавнем интервью назвал Оге Стена Нильсена звездой, он имел в виду не его причуды и замашки, а харизму и природное обаяние. В этом мне удалось убедиться во время интервью – Оге сразу же располагает к себе, заразительно смеётся и охотно рассказывает обо всём на свете. Часовая беседа пролетела совершенно незаметно, и за это время мы успели обсудить и новый альбом Ammunition, и грядущий московский концерт Toy Carey’s Rainbow Project, и сольники Оге, и ещё уйму всего!  

Конец года – время подводить итоги. Каким был твой 2017-й? Удалось ли осуществить всё задуманное?

Хороший вопрос! Год выдался очень напряжённым. У меня ещё никогда не было возможности сделать столько, сколько я сделал в этом году. В этом году я вместе с Ammunition поучаствовал в отборочном туре к «Евровидению» – мы заняли второе место. Мы много выступали, работали над вторым альбомом, который выйдет 26 января. Кроме этого я записал свой третий сольник (Smooth Seas (Don’t Make Good Sailors”)), который вышел в сентябре. Также я занимался делами своей трибьют-группы Queen, которая отмечала 10-летний юбилей. Мы не так много занимались в этом году проектом Тони Кэйри. Я с нетерпением жду возможности впервые выступить в Москве и как следует зажечь с программой Rainbow.

Давай сперва коснёмся твоего свежего релиза “Smooth Seas”. Он получился таким трогательным и меланхоличным.

Это потому что я трогательный и меланхоличный парень! (Дружный смех)

Ладно тебе! Хотя, если серьёзно, отражает ли этот альбом твоё текущее эмоциональное состояние? Или это затишье перед бурей в виде второго альбома “Ammunition”?

Вообще я не планировал выпускать этот сольник – всё получилось само собой. Всякий раз, когда у меня появлялось время, я садился и записывал какие-то музыкальные фрагменты. В 2016 году я гастролировал с Дэном Ридом. Мы решили записать с ним акустические версии некоторых песен Dan Read Network и Wig Wam. Поскольку мы с Дэном достаточно занятые парни, так что я решил, что займусь этим проектом, пока есть время. После того, как я записал первые три песни, у меня появилась новая вещь. Я сочинил её на пианино – это дало мне новые возможности. Я сыграл её музыкантам, с которыми записывался, и они сказали: «Уау!» Так я подумал, что мне стоит записать для этого альбома хотя бы одну новую композицию. Мы сделали это, и тут я начал словно бы заново переживать все свои личные проблемы, и через неделю это вылилось в ещё одно новую песню. Так на альбоме оказалось уже две новые вещи! В итоге у меня набралось 10 песен, и проект как-то незаметно превратился в мой сольник. Я дал послушать новые песни своему менеджеру, и он предложил их норвежскому лейблу  Grappa Musikkforlag AS, который обычно работает с певцами/исполнителями. Но лейблу понравились мои идеи, он предложил контракт на издание альбома. Вообще я не могу сказать, что  Ammunition – моя основная группа. Выпуск сольных записей для меня не менее важен. В Ammunition реализуется моё увлечение роком, а на сольных альбомах появляются песни в ином ключе – они более личностные, более душевные. Это позволяет мне соблюдать определённый баланс.

Как раз о рокерской стороне я и хотел поговорить. Не так давно Ammunition выпустили видео “Wrecking Crew”. Кто этот парень, позволивший вам разнести его дом?

(Смеётся) Мы сняли этот дом на несколько дней. Я объяснил съёмочной группе, что я хочу по-настоящему разнести телевизор и другие предметы, так что мы притащили в дом старые вещи, которые было не жалко уничтожить. Мне хотелось отразить в видео борьбу женщин за их права, сделать что-то противоположное типичным рок-видео. В 80-е женщины обычно выступали в рок-видео в роли жертв или полураздетых моделей. В нашем видео мы хотели сделать всё наоборот, потому что в текстовом плане “Wrecking Crew” затрагивает проблему ответственности женщин за своё счастье, за разрыв несчастливых отношений. Думаю, у нас получилось совместить текст и видеоряд.

Извини, если я касаюсь чего-то очень личного, но не кажется ли тебе, что идея разрыва отношений, в которых человек несчастен, затрагивает и твою историю разрыва с Wig Wam?

Когда я сочинял эту песню, то не думал ни о чём таком. Песня была вдохновлена моей знакомой, которая испытала на себе тяжесть несчастливых отношений. Будучи достаточно консервативной, она не могла себе представить жизнь вне семьи и не могла себе позволить жить одной, была зависимой от других. Но я понимаю, о чём ты. Для кого-то всё выглядит так, что я страдал в Wig Wam. Но я наслаждался своим пребыванием в группе, по крайней мере, до последних лет её существования. Сейчас мне кажется, что в определённые моменты мне нужно было настоять на своей точке зрения или поступить по-другому – порой мы вели себя как безумцы, происходило множество разных событий. В итоге я начал заниматься трибьют-группой Queen. У меня возникло ощущение, что некоторым участникам надоело играть в Wig Wam. Иногда мне казалось, что я вообще единственный, кому нужна эта группа. Некоторые музыканты Wig Wam собрали новый коллектив и выпустили свой сингл за неделю до того, как вышел первый сингл с альбома “Wall Street” (2012). И ладно бы, это было что-то совершенно другое, но они ведь исполняли музыку, очень близкую по стилю к Wig Wam. Выпускать сингл со своим сайд-проектом за неделю до сингла основной группы было крайне неразумным решением. Спустя какое-то время я решил, что с меня достаточно, и Wig Wam прекратили своё существование.

Ещё вопрос про видео. Тебе не кажется, что концовка у него какая-то грустная? Женщина только-только стала наслаждаться жизнью и вдруг очнулась ото сна и вернулась к своему прежнему существованию!

(Смеётся) Да, это были такие грёзы наяву, но они могут становиться явью. Наш посыл был такой: если вы мечтаете о лучшей жизни, никогда не поздно её начать. На меня очень повлияла книга Уолша Нила Доналда «Когда всё меняется, измени всё». Она очень помогла мне справиться с произошедшим в Wig Wam и с последствиями развода. Мне довелось пережить несколько тяжёлых лет, но эта книга и ещё несколько других очень помогли мне. Всегда очень интересно воспользоваться разными возможностями, посмотреть на жизнь с иной позиции.

Согласен. Когда я был подростком, то меня не интересовал мелодик-рок или глэм – только хэви-метал! Но прошло какое-то время, я вдруг включил твой альбом “GLAMunition”, и мне понравилось! Особенно вещи вроде “Bring The Night On”.

Эта песня появилась словно из ниоткуда. И хотя она не в моём стиле, я решил: «Ну и что? Запишу её всё равно». Кстати, и этот сольник я не планировал выпускать. Изначально мы собирались записывать альбом Wig Wam, и я освободил в своём расписании три месяца. Отказавшись от всех выступлений с другими проектами. Но потом наш гитарист оказался вовлечён в другой проект, и у  меня неожиданно появилось три свободных месяца. Так я и решил записать сольник. Моя идея заключалась в том, чтобы записать абсолютно разноплановые песни.

Вернёмся ненадолго к Ammunition. Чего нам ждать от новой пластинки? Будет ли она продолжением первой работы?

Да, но лишь отчасти. Половина песен с первого альбома  была написана для Wig Wam. Тогда я обратился за помощью к Эрику Мортенсону (фронтмен Eclipse), чтобы представить парням из Wig Wam завершённые идеи. До этого я обычно приносил песни в акустическом варианте. Тогда же мне захотелось подать всё на блюдечке в готовом виде. И вот в процессе работы над этими песнями Wig Wam распались, а мы с Эриком решили собрать новую группу и сочинить новый материал. После этого мы написали “Take Out The Enemy (Hallelujah)” и “Tie Me Down”. В случае же с новым альбомом мы уже точно знали, что представляет собой группа, чего мы хотим. На этот раз мы хотели получить более «сухой» звук. Песни по-прежнему бьют наотмашь, а вот саундпродюс вышел менее глэмовым, он ближе к рок-н-роллу.

Поговорим теперь о Tony Carey’s Rainbow Project. Он уже рассказывал о том, как вы познакомились. Что тебя привлекло в этом проекте? У тебя есть одна трибьют-группа, зачем потребовалась вторая?

Я не считаю проект Тони Кэйри трибьютом, потому что он сам был причастен к сочинению и записи тех песен. С Тони я познакомился на одной корпоративной вечеринке в Тронхайме, где мы с ним выступали. Мы с удовольствием пообщались, выпили в баре и подружились. Спустя какое-то время мы начали пересекаться на разных шоу. И вот он предложил мне заняться этим проектом Rainbow. Конечно же я согласился, ведь в юности я фанател от Rainbow и Дио. Мне понравилось то, что у нас получилось. Для нас этот проект не является основным. Мы выступаем с ним два-три раза в год, чтобы поиграть эти старые песни. Самое крутое в этом проекте то, что у Тони совершенно другой подход к исполнению песен. Я привык к тому, что есть чёткий сет-лист, всё заранее расписано, песни отрепетированы. С Тони мы понятия не имеем, чего ожидать. Это похоже на игру в джазовом оркестре. Мы можем играть те же песни, но продолжительность  выступлений может варьироваться от полутора до трёх часов, потому что прямо посреди песни Тони может решить поиграть что-то ещё. Это очень интересно. Музыканты старой школы постоянно начеку и следят, что делают другие исполнители в группе. Мне это по душе. Со временем я стал лучше контролировать происходящее и теперь тоже могу подключаться к этим импровизациям. Так что даже если мы играем одни и те же песни, наши концерты сильно отличаются друг от друга. Мы пытаемся создавать магию на каждом выступлении. Последний раз мы выступали с Тони весной 2017-го. Сейчас я собираюсь в отпуск в Доминиканскую республику, а потом практически сразу после этого у нас намечены выступления в Норвегии и в Москве.

Какие песни Rainbow тебе даются тяжелее всего?

В каждой из них есть свои трудности, но я бы выделил “Stargazer”. И ещё “Kill The King” – она очень быстрая. Сложность ещё и в том, что мы не исполняем эти вещи день за днём, а играем их пару раз в год. Думаю, я буду бродить по пляжам Доминиканы и петь: “Kill The King!” Так что если я не попаду на шоу в Москве, знайте – меня арестовали за призыв к свержению власти! (Дружный смех)

Думаю, всё обойдётся. Доминикана же является республикой, там не короля. Кстати, о концерте в Москве. В ваш сет входит “Still I’m Sad”, и на концерте будет и Дуги Уайт, записавший эту вещь с Rainbow. Не хочешь спеть с ним дуэтом?

Я открыт для любых вариантов. Я не знаком с Дуги, и если он окажется классным парнем, то я за любой кипиш.

Кстати, Тони говорил, что он не хочет ничего записывать с этим проектом. А ты? Не хочется ли тебе выпустить хотя бы DVD?

Не только DVD, но и новые песни. Я бы хотел поработать с Тони над собственными песнями, поехать с ним в тур. Возможно, для этого подойдёт формат сольного альбома. Мы с Тони и остальными музыкантами этого проекта составляем отличную команду. Правда Тони чуть по-другому смотрит на музыку. Его представление о роке, скорее, ретроспективное. Мы играем песни Rainbow, чтобы люди не забывали их. Что касается новых песен, то нам надо решить, будет ли это материал самого Тони, или же мы будем работать над песнями вместе. Что касается DVD, то мы обсуждали такую возможность. Возможно, московский концерт для этого не очень подходит. Наверное, будет лучше снять всё в более камерной обстановке с небольшим количеством народа.

С Rainbow Project всё более-менее понятно. Давай теперь поговорим о тебе самом. В России Wig Wam и Ammunition не слишком популярны, так что люди пока не представляют, кто такой Оге Стен Нильсен. Расскажи о том, как ты вообще начал карьеру вокалиста.

Всё началось, когда мне было 14–15 лет и я начал играть на гитаре. Я присоединился к одной группе, которая исполняла такой кондовый хэви-метал. Потом я играл в команде под названием Tomorrow, в которой и начал петь. Мы исполняли материал в духе Iron Maiden. Через какое-то время я понял, что с этой группой мы так ничего и не выпустим, и решил сосредоточиться на других вещах. Я присоединился к группе Heads ‘N Tails, которая звучала ближе к Bon Jovi и Journey, что мне было по душе. Мы выпустили сингл “A Million Miles Away”, выступали с концертами, но особо ничего не добились. Спустя какое-то время мне начали поступать предложения поучаствовать в разных шоу, мюзиклах. Моей первой профессиональной ролью стала роль Вуфа в мюзикле “Hair”. Потом я получил работу в крупной медиакомпании NRK (норвежская госкорпорация, включающая теле- и радио-каналы), и провёл в ней два года. Параллельно с этим я начал играть в группе Scoop. С двумя парнями из этой группы я до сих пор играю в трибьюте Queen, и с ними же я записывал и все свои сольники. Мы получили контракт на запись и начали работу над альбомом, но всё пошло прахом, потому что мы играли классик рок и стремились быть похожими на The Who, а продюсер пытался сделать из нас хэви-металлическую группу. Спустя какое-то время мы решили распустить группу, а я начал работу над собственным материалом. Один лейбл заинтересовался моей музыкой и выпустил сингл “Always Will”. Но эта фирма хотела, чтобы я сочинял более коммерческую музыку, «музыку для взрослых», поэтому свой полноценный альбом я выпустил уже своими силами. Потом я занялся организацией разных концертов, а после этого попал в Wig Wam, которые постепенно набирали обороты. Я приостановил деятельность трибьюта Queen, переиздал свой первый сольник под названием “Wolf & Butterfly”. Кроме того, в течение трёх лет я был ведущим телепередачи, пел в мюзиклах. В 2007 году музыканты Wig Wam решили взять перерыв в деятельности, так что я вплотную занялся трибьютом Queen, который стал весьма успешным. Потом мы выпустили ещё один альбом с Wig Wam, я записал альбом с Ammunition и третий сольник. Вот так вкратце выглядит история моей жизни (смеётся).

Когда я слушал “Wolf & Butterfly”, мне показалось, что в нём ощущается влияние Radiohead и Oasis.

Я был большим поклонником этих групп. Не забывай, что некоторые из песен с этого сольника были записаны в 90-е годы, так что влияние Radiohead или Oasis было вполне естественным. Но кроме того в альбоме есть и вещи, вдохновлённые Томом Петти и The Beatles. Последние оказали огромное влияние на тех же Oasis. Можно сказать, что альбом отражал влияние всего, что я слушал в тот момент. Я не стремился кому-то подражать, но естественно, что какие-то фрагменты были похожи на ту или иную группу. Продюсированием альбома занимался Фредди Хольм. Это настоящий чокнутый гений, который использовал самые разные техники звукозаписи, включал в треки странные звуки и всё в таком духе.

На этом альбоме есть вещь “What Elvis Couldn’t Buy”. О чём она? Чего не мог позволить себе король рок-н-ролла?

Это песня о моём друге – он был очень хорошим, искренним и душевным. Мне всегда казалось, что он особенный человек, неимоверно честный. Так что у него было то, чего не мог купить Элвис ни за какие деньги.

Поскольку я из вэбзина Good Times Rock, меня интересует – где же эти самые хорошие времена? (Намёк на песню Оге “Where Good Times Grow”)

(Смеётся) Они вокруг нас, приятель. Эта песня родилась, потому что меня достало бахвальство некоторых музыкантов, да и обычных людей, которые постоянно говорят о былых заслугах. Меня не волнует, что было в прошлом. Настоящее – вот когда всё происходит на самом деле. Не вчера, не завтра – сегодня! Главная идея песни в том, что нужно наслаждаться текущим моментом. Даже если кому-то и удалось добиться успеха 10 лет назад, сейчас его советы не пригодятся, потому что мир изменился. Если бы Джин Симмонс попытался собрать Kiss в наши дни, у него бы не получилось сделать это так же, как он сделал это в прошлом. Сейчас есть масса новых возможностей, а то, чем пользовался Джин в 70-е, давно устарело. Так что пользоваться старыми рецептами успеха бессмысленно, нужно находить свои пути.

Ещё такой вопрос: как ты относишься к группам вроде Crashdiet или Hardcore Superstar, которые начинали примерно в одно время с Wig Wam?

Я никогда их не слышал. Если честно, я не в курсе даже кто такие Crash… Как ты там сказал?

Crashdiet.

Я даже названия такого не слышал. А вторые?

Hardcore Superstar.

Это название я услышал совсем недавно. Я вот помню The Darkness. Когда они появились, мы уже делали нечто подобное. Я подумал: «Блин, весь мир стал делать то же, что и мы!» Когда я услышал их “I Believe In A Thing Called Love”, мы с Wig Wam уже вовсю гастролировали. Позже я увидел Steel Panther, и они во многом делали то же самое, что и мы. Мы тоже много иронизировали над имиджем рок-звёзд, доводя всё это до абсурда со всеми этими лимузинами, вертолётами и прочими атрибутами.

Под занавес – вопрос личного характера. В юности ты увлекался футболом. Интересуешься ли ты им сейчас?

Да, я занимался футболом, но бросил его, когда музыка стала отнимать всё больше и больше времени. Я также играл в гандбол, теннис и хоккей. По мере увлечения музыкой мне пришлось распрощаться со спортом, хотя я до сих пор с удовольствием смотрю спорт по ТВ. Вот недавно смотрел, как ваша женская сборная по гандболу проиграла нашей (дружный смех). Но вообще всё это «съедает» уйму времени. Мой отец смотрит телевизор круглые сутки – все виды спорта. У меня же уйма других дел. Мне нужно работать над новыми песнями, сочинять тексты, гастролировать. Раньше на гастролях я любил позависать в барах, а сейчас я предпочитаю побыть в номере, посмотреть сериальчики и отдохнуть. Я стараюсь сохранить всю свою энергию для выступления.

Что ж, пора прощаться. Если тебе хочется обратиться к российским поклонникам – вперёд!

Конечно, я жду возможности впервые выступить в России. Я очень хочу посмотреть Москву, и на это у меня будет целый день. Я надеюсь, что все рокеры придут на концерт, чтобы потом я смог выступить у вас и с Ammunition, и с трибьютом Queen. Если бы у меня была такая возможность, я бы с радостью дал целую серию концертов в России.

Выражаем благодарность Razzle Wolf Concert Agency за помощь в организации этого интервью. 

Концерт Tony Carey’s Rainbow Project в Крокус Сити Холле» состоится 31 января 2018 года. Билеты можно приобрести здесь.

Страница Оге на Facebook

Страница Оге ВКонтакте

Rowdy McGuire

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*