Натан Джеймс (Inglorious): «Мне нравится, когда в студии начинается магия»

Британская команда Inglorious имеет в своём активе пока что всего два альбома, но уже стала сенсацией на европейской рок-сцене. Ещё бы! Шикарный материал в лучших традициях Whitesnake, Deep Purple и Гленна Хьюза, потрясающий вокал Натана Джеймса – всё это не оставляет поклонников хард-рока равнодушными. Как результат – контракт с Frontiers Music и многочисленные турне в Европе и США. Так что мы имеем дело с явными претендентами на трон королей хард-рока, и за судьбу любимого жанра можно быть спокойными. На связи – Натан Джеймс.

ENGLISH VERSION

Привет, Натан! Как поживаешь?

Прекрасно, всё в порядке!

Я рад этому интервью, потому что Inglorious – одна из моих любимых молодых команд. Мне бы хотелось, чтобы ты стал таким же звёздным вокалистом, как твои любимые вокалисты Дэвид Ковердэйл и Гленн Хьюз!

Да, я тоже этого хочу. Это моя мечта.

Начнём с вопроса о российских фэнах. Что ты знаешь о них? Получал ли ты от них какой-то отклик?

Нет, потому что мы ещё не были в вашей стране. Я слышал много хорошего о России от друзей и родственников. Колин (Паркинсон – басист) бывал у вас с трибьют-группой Bon Jovi. Все сказали, что российские фэны просто чокнутые, знают толк в веселье и любят рок. Так что мы с нетерпением ждём возможности попасть к вам и пошуметь.

Ну, люди у нас достаточно консервативные, предпочитают рок-группы со стажем и склонны игнорировать молодые команды, даже если те очень хороши.

Ну, у вас такая большая страна – кому-то мы должны понравится!

(Со смехом) Да! Ну а пока вы планируете гастроли со Steel Panther – вы уже выступали с ними. Ты считаешь, что публика, приходящая на Steel Panther, подходит вам? Всё-таки вы более серьёзно подходите к творчеству.

Мне нравится, что люди, приходящие на Steel Panther, хотят увидеть шоу, им нравятся помпезные припевы, весёлые песни, они любят подпевать и играть на «воздушных» гитарах – в этом суть рок-н-ролла. Так что лучше играть перед толпой, которая пришла веселиться и отрываться, чем перед публикой, которую совсем не заметно. Фэны . Steel Panther хотят весело проводить время, и нам это подходит.

Насколько я знаю, у группы есть планы выпустить запись “Live And Unplugged In London”. Расскажи о ней.

Это ЕР с пятью треками. Мы выпускаем эту запись, потому что мы сочиняли песни для наших альбомов в акустике, именно так они звучали изначально. Песни отлично звучали, и мы записали их на видео в одной из студий Лондона. Всё было записано с первого раза и получилось так круто, что было бы преступлением не выпустить и аудио-версии. Фэны просили нас записать акустические песни, которые можно было бы слушать в машине по дороге на работу – что-то такое ненапряжное. Здорово, что у людей будет возможность послушать песни в первозданном виде. Думаю, эти версии отлично представляют группу.

Будет ли этот ЕР издан на диске или предполагается только цифровое издание?

Думаю, ЕР быдет издан ограниченным тиражом – скорее всего 500 штук, и это совсем немного. Посмотрим, как люди отреагируют на этот релиз. Ну и конечно мы выложим песни на ITunes и Spotify.

Некоторое время назад в группу вернулся гитарист Дрю Лоу. Почему он уходил и легко ли тебе было принять его обратно?

Он не уходил, и это было непросто, потому что его кузен Колин играет в Inglorious на басу. Дрю хотел, чтобы мы нашли вместо него кого-то, кто выглядит как я – с длинными волосами и всё в таком духе, – и мы взяли Андреаса (Эрикссона).  Но после увольнения Уила (Тэйлора) нам потребовался по-настоящему хороший ритм-гитарист. Нам пришлось избавится от Уила, потому что ему не хватало мастерства и самоотдачи. Когда дело доходило до записи и концертов, гитара Уила была расстроена, да и с ним самим было неприкольно. С Дрю всё наоборот – он профессионал, отличный парень и счастлив играть ритм-партии, с чем справляется выше всяких похвал. Для нас возвращение Дрю стало прекрасным событием, да и сам Дрю счастлив. Он знаком с гастрольной жизнью, а это важно, потому что гастроли в прошлом году были настоящим адом (смеётся). Тур был очень длительным, а еда, отели и микроавтобусы – отстойными, но Дрю доводилось испытывать всё это.

Ну, тогда он готов и к гастролям по России. Многим молодым группам приходится сталкиваться с такими реалиями здесь.

Да, мы все готовы к этому!

Ладно, поговорим о втором альбоме Inglorious. Насколько я знаю, одна из песен с него была написана ещё для предыдущего релиза, но вы решили оставить её на потом. Что это за песня и что с ней было не так?

Это “No Good For You”, а проблема была в том, что тональность была слишком высокой, а ритм – медленным. Мы записали только один дубль – обычно мы всё записываем так кроме вокала. Так что у нас не было времени понизить тональность и записать вещь снова. Но теперь мы всё поправили, сыграли песню в более быстром темпе, и теперь у неё есть драйв и некий дух ранних Whitesnake. Сейчас мы довольны этой вещью. Теперь я хотя бы могу петь её на концертах, а раньше мне приходилось надрываться (имитирует высокое пение) «Ва-а-а-а-а-а». Это было какое-то безумие.

В разных интервью ты говорил, что песни вроде “Holy Water” сочинялись буквально на ходу. Какой стиль работы над песнями тебе ближе – спонтанные джемы в студии или кропотливая работа дома?

Мне нравится, когда в студии начинается магия – сидят пятеро музыкантов, и кто-то начинает наигрывать рифф, который и становится песней. Каждый в этой группе прекрасный музыкант и композитор. Я слышал истории о группах, которые сидят и сидят над записью альбома. У нас так не получится, потому что нам станет скучно. Если кто-то хочет сочинять песни, как это делаем мы, ему придётся хорошенько постараться.

То есть судьба Def Leppard, которые могут потратить четыре года на сочинение двух песен, вам не грозит.

Ага, хотя мне нравятся Def Leppard. Но нам всем ещё нет тридцати, мы можем выпускать альбомы каждый год, и если ставить такие задачи, то над альбомом нужно работать каждый день, как это делали группы в семидесятые. Похоже, что музыканты разучились так работать, но мы собираемся это исправить.

Ты уже успел пообещать лейблу альбом к Рождеству, как это было с “II”?

Мы планируем передать лейблу записи весной следующего года.

В сочинении материала для “II” поучаствовал Андреас Эрикссон. Привнёс ли он что-то совершенно новое в музыку Inglorious?

Да, без сомнений! Он стал соавтором “Change Is Coming” и “Tell Me Why”, которые, на мой взгляд, подходят для исполнения на больших аренах – в этих вещах есть яркие припевы и партии бэк-вокала. Адреас одержим саундом Нэшвилла, и на втором альбоме есть целый ряд вещей, звучащих если и не в традициях Нэшвилла, то очень по-американски, в духе Aerosmith. К тому же Андреас прекрасный гитарист. Его риффы очень интеерсны, это не просто шум в духе «Бам-бам-бам». Риффы Андреаса непросто сыграть, что мне тоже кажется очень важным.

Кстати, а как шведский гитарист попал в английскую группу?

Я не смог найти никого в Англии. Мне нужен был идеальный гитарист. Я поспрашивал своих друзей по всему миру, разговаривал с парой ребят из Америки, и как-то обмолвился в разговоре с другом из Швции: «Мне нужен лучший гитарист, и он нужен срочно». Приятель прислал мне видео с Андреасом и сказал, что тот собирается уходить из своей группы. Он также спросил Андреаса: «Хочешь поиграть в одной группе с лучшим в мире вокалистом?», на что Андреас сказал: «Да, я не против». Так что мы с ним пообщались, и он оказался идеальным кандидатом. Мы с ним примерно одного возраста. Всё прекрасно совпало – это было подходящее время для чего-то нового. Это был наш шанс зажечь по полной программе.

Мне нравится обсуждать тексты песен. Насколько я понимаю, в этот раз ты решил затронуть достаточно интимные темы вроде неудачных отношений, членов семьи (песня “Faraway” посвящена дедушке Натана – прим. ред.). Трудно ли было решиться на что-то подобное?

Очень трудно. Первой песней, которою я сочинил, была “Unaware” с первого диска Inglorious. До этого мне не приходилось сочинять песни. Так что рассказывать о персональных вещах было непривычно. На этом альбоме мне хотелось рассказать о том, что значимо для меня. Я очень доволен своим вокалом и текстами, многие из которых были сочинены прямо в студии. На следующих альбомах я планирую раскрыться ещё больше. Это будет очень интересно.

Есть ли какая-то связь между текстами песен и обложкой?

Девушка на обложке – героиня сразу нескольких песен. О ней поётся в “High Class Woman”, о ней же идёт речь и в “Read All About It”. Она очень красивая, и к ней у меня есть определённые чувства.

Часы на обложке показывают 2 часа ночи, и это явно не лучшее время для такой девушки, чтобы бродить по улицам.

Хотя девушка внешне очень привлекательна, внутри неё – тьма. На первом альбоме у нас была песня “Girl Got A Gun”, и эту девушку вполне можно представить героиней этой песни. Хотя эта девушка очень красивая, она очень злобная.

Второй раз подряд группа продюсировала альбом самостоятельно. Что не так с продюсерами? Ты считаешь, что тебе виднее, как должны звучать твои песни?

Я уверен в качестве наших песен и думаю, что продюсирование не так важно, как сама музыка. Во главе угла всегда стоит песня, потом идёт исполнение, а потом уже продакшн. И потом, услуги продюсеров очень дороги! Мы потратили приличную сумму на работу с Кевином Ширли, который смикшировал альбом за четыре дня, и результат звучит потрясающе. Мы очень довольны тем, как всё получилось. Ну а поскольку мы записываемся «живьём», то было бы странно работать с продюсером – ну что он сможет сказать? Продюсер обычно предлагает попробовать сыграть разные партии по-другому, а мы пишем всё так, как было задумано с самого начала, и не хотим менять наши идеи.

Будете ли вы и дальше сотрудничать с Кевином?

Да, мы продолжим работать с ним, ведь Кевин микшировал некоторые из лучших альбомов всех времён.

Кевин микшировал записи Black Country Communion с участием твоего любимца Гленна Хьюза. Что ты думаешь об этой группе? Тебе не кажется, что сольники Гленна лучше?

Мне нравится всё, что он делает. Мне нравится его голос, он – номер один для меня. Мне нравится его талант. В наши дни нет группы равной Black Country Communion – там играет потрясающий барабанщик, возможно лучший гитарист во всём мире, один из лучших вокалистов, ну и Дерек (Шериньян – клавишник) тоже хорош. В ближайшее время я увижу эту группу дважды – в Лондоне и в Вулверхемптоне – и жду этих моментов с нетерпением. Альбомы BCC звучат фантастически, а Гленн – замечательный композитор. Я обожаю его работу на “Play Me Out” и Hughes/Thrall. Для меня Гленн – образец музыканта, способного делать всё, что угодно.

Тебе посчастливилось выступить с Гленном. Как это было?

Когда я сошёл со сцены, было ощущение, что этого не было в реальности, что это был сон. Это было так странно – петь слова Дэвида Ковердэйла и смотреть на Гленна. Я пел эту песню (Burn”) сотни раз, но это был чумовейший момент в моей жизни – мечта стала явью. Я очень признателен мистеру Хьюзу за это и обожаю его.

Вернёмся к Inglorious. Чем тебе запомнился круиз “Monsters Of Rock”? Там было столько звёзд. Удалось ли подружиться с кем-то из них?

Я знаю Майкла Свита из Stryper. Джона Кораби, общался с Кипом Уингером и Винни Эпписи. В этом круизе мне довелось познакомиться с целым рядом прекрасных людей. Было очень классно побывать в этом круизе и слушать тяжёлую музыку.

Не надоели одни и те же лица за пять дней?

Нет, всё было классно. Нашему баасисту это не понравилось, но остальные были в восторге. Выпивка, вечеринки и пение в караоке с Дэном Ридом и Дэнни Воном – это было потрясающе.

А что вообще ты испытываешь, когда поёшь на сцене – возбуждение, счастье, нервозность или что-то ещё?

Точно не нервозность. Я чувствую себя комфортно, словно я и должен заниматься этим, и я очень уверен в себе. Я много практикуюсь, так что когда я выхожу на сцену, я ощущаю полную готовность. Каждый раз я стараюсь выложиться по полной.

У тебя никогда не было другой работы кроме пения, но уверен, что люди вокруг пытались тебя «вразумить»: «Натан, найди себе нормальную работу».

Я счастлив, что мне не приходится заниматься ничем кроме пения, которого в моей жизни всегда было предостаточно. Например, я был участником пары музыкальных шоу. Да я и не умею ничего другого. Если бы я был хорошим водителем, я бы работал водителем, или если бы я был хорошим парикмахером, то занимался бы этим. Пение – это всё, что я умею.

Я рад за тебя и вообще за всех, кто следует за своей мечтой. Это очень вдохновляет и доказывает, что каждый может достичь того, чего он хочет.

Да, ты прав, каждый может,

Ты упомянул шоу «Голос» и «Суперзвезда», в которых тебе довелось соприкоснуться с миром поп-музыки. Чему ты научился за время этих шоу?

Я много узнал об этой индустрии, об исполнении и о том, насколько важно, чтобы публика воспринимала тебя правильно, ведь многим небезразличен твой талант. Люди хотят знать, что ты не просто хороший вокалист, но и хороший и весёлый человек, настоящая личность, что тебе не наплевать на всё вокруг. Урок, который я усвоил во время съёмок этих шоу: ты не просто голос, ты – личность, и люди «ведутся» не только на музыку, но и на то, какой ты человек. И ещё – многие люди в этой индустрии ужасны. Снимаясь на ТВ, я понял, что это очень жёсткий мир, в котором не каждый может выжить.

Доводилось ли тебе сталкиваться с негативными откликами от рок-фэнов из-за участия в этих шоу?

Да, поначалу было немало негатива, но если бы я не участвовал в ТВ-шоу, то и не попал бы в Trans-Siberian Orchestra. Так что, на мой взгляд, всё получилось прекрасно – у меня появилось много фэнов благодаря этим шоу.

Чем, на твой взгляд, различаются поп- и рок-миры?

(Пауза) Талантом. Чтобы быть поп-звездой, тебе не надо быть хорошим вокалистом – ты можешь скрыть свои огрехи. Но если ты поёшь в рок-группе, то ничего скрыть не получится. Поэтому когда мы записываем наши альбомы, я хочу быть уверенным в том, что я могу петь на пределе возможностей и что группа действительно хорошо играет песни. Именно поэтому мы и решили записывать наши альбомы «живьём» – это наш способ сказать «Да пошли вы» всем, кто не верил в нас.

Ты родом из Ридинга. Болеешь ли ты за местную футбольную команду?

Моя семья увлекается футболом, но мы болеем не за «Ридинг», а за «Вест Хем Юнайтед». Я также очень люблю бокс, но на этом мои увлечения спортом заканчиваются. Мне бы хотелось иметь больше времени. Чтобы смотреть спорт.

У меня закончились вопросы, но я надеюсь, что мы ещё пообщаемся после выхода третьего, а потом четвёртого, пятого и так далее альбомов. А пока – твои слова российским поклонникам!

Если у вас ещё нет нашего альбома – обзаведитесь им, а если он вам понравится – приходите на наши концерты, потому что «живьём» мы даже лучше. Мы записали альбом «живьём», сыграв все песни два-три раза. Так что мы концертная группа. Мы хотим встретить наших поклонников по всему миру и с нетерпением ждём возможности приехать в Россию.

Thanks to Maria Lundy (QEDG Management) for making this interview possible. 

Inglorious на Facebook

Inglorious «ВКонтакте»

Rowdy McGuire

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*